Печать
Категория: Ветеринария

Л.Р. МАХМУТОВА, В.В. МАКАРОВ
РУДН

В последнее время в различных изданиях встречается описание бактерии Ornithobacterium rhinotracheale - возбудителя нового респираторного заболевания птиц - орнитобактериоза, сопровождающегося высокой смертностью, задержкой в развитии и снижением яичной продукции. Возможно, микроорганизм ранее не идентифицировали, а вызываемые им заболевания по признакам диагностировали неверно.

История и распространение. В 1991 г. при исследовании нового респираторного заболевания у бройлерных кур из Южной Африки J. de Preez выделил грамотрицательную, полиморфную, палочковидную медленно растущую бактерию, не относящуюся ни к одному из ранее описанных видов [6].

Впервые о выделении О. rhinotracheale сообщили в 1994 г. K.Hinz et al. [18]. Упоминалось, что в 1981 г. у 5-недельных индеек с симптомами респираторного заболевания была обнаружена пастереллоподобная бактерия, ныне называемая О. rhinotracheale. P. Vandamme et al. [31] описали основные фенотипические признаки и биохимические особенности микроорганизма и предложили его название - О. rhinotracheale, основываясь на том, что штаммы были выделены из дыхательных путей индеек, кур и дикой птицы.

Согласно имеющимся публикациям О. rhinotracheale широко распространена в мире, особенно в странах с развитым птицеводством [13, 20]. Инфекцию регистрировали в США, Мексике, Испании, ЮАР, Канаде, Германии, Бельгии, во Франции, в Венгрии, Великобритании, Израиле, Италии, Голландии.

Этиология. При разработке классификации P. Vandamme et al. [31] предложили назвать новый род Ornithobacterium (составляющие ornitho -относящаяся к птицам, bacterium - бактерия) и вид rhinotracheale (rhino - нос, trachea - трахея) в связи с тем, что микроорганизм впервые изолировали именно из этих органов. Выделение нового рода было основано на сравнительных исследованиях биохимических, фенотипическихи генотипических признаков среди грамотрицательных бактерий (Flavobacterium, Cytophaga, Capnocytophaga, Riemerella anatipestifer), выделенных от домашней и дикой птицы. Все штаммы О. rhinotracheale генотипически гомогенны и составляют единственный род, который включает в себя один вид. Филогенетически ближайшими "соседями" являются Flavobacterium, Cytophaga, Capnocytophaga, Riemerella [19, 22, 26].

Морфология. О. rhinotracheale - грамотрица-тельная, палочковидная, полиморфная, неподвижная и неспорулированная бактерия длиной 0,2 - 0,9 мкм и шириной 1,0 - 3, 0 мкм [7, 26].

Культивирование О. rhinotracheale является сложным, так как она растет медленно и требует специальных условий. Часто можно наблюдать рост других бактерий, вследствие чего О. rhinotracheale не выявляется и для развития колоний изучаемого микроорганизма в питательные среды необходимо добавлять гентамицин и полимиксин (для редукции роста сопутствующих возбудителей).

Большинство штаммов О. rhinotracheale способно к росту в аэробных, "микроаэробных" и анаэробных условиях с содержанием в атмосфере от 5 до 10 % СО2, при определенном температурном режиме: 30, 35 и 42 °С. При температуре 24 °С его практически не наблюдают. На кровяном агаре период роста составляет от 42 до 72 ч. Условия, в которых зафиксировано развитие О. rhinotracheale: кровяной овечий агар, шоколадный агар, пептонный агар с добавлением сердечно-мозговой вытяжки. Роста колоний бактерий не наблюдали на таких микробиологических средах, как агар МакКонки, эндоагар, агар Drigalski, цитратный агар Симмонса [7].

Морфология колоний и их особенности. На кровяном агаре колонии не пигментированы. Тем не менее обнаруживали также колонии серого и серовато-белого оттенков. Описаны колонии округлые, выпуклые, с гладкой поверхностью, не обладающие гемолизирующим действием, диаметром 0,1 - 0,2 мм. При культивировании бактерий 72 ч диаметр колонии составляет около 1 - 2 мм. В других исследованиях отмечали наличие красноватого ореола вокруг некоторых колоний, выделяющих особый запах, напоминающий масляную кислоту.

Биохимические свойства. О. rhinotracheale можно дифференцировать от других грамотрицательных палочек, потенциально патогенных для птицы (см. таблицу). Большинство штаммов в качестве источника углерода использовали следующие углеводы: D-галактозу, D-глюкозу, D-маннозу, лактозу и сахарозу. О. rhinotracheale обладает ферментативной активностью щелочной фосфатазы, липазы С8, лейцинариламидазы, фосфоамидазы, р-глюкозидазы, р-глюкозамидазы, фос-фодиэстеразы, аланинариламидазы, глицинариламидазы, пролинариламидазы, глицилфенила-ланинариламидазы, фенилаланин-аргининариламидазы и пролинаргининариламидазы. В то же время она не синтезирует такие ферменты, какр-глюкоронидаза, р-глюкозидаза, а-манозидаза, а-фукозидаза, липаза С14, фосфолипаза [1, 11].

Чувствительность к антибиотикам. При исследовании in vitro чувствительности О. rhinotracheale к 8 антибиотикам: ампициллину, септифору, доксициклину, энрофлоксацину, флюмекину, линкомицину, пенициллину G, тилозину установили, что она была наибольшей к 3 из них: энрофлоксацину, доксициклину и пенициллину. В других опытах получили аналогичные результаты. Исследовали чувствительность 68 штаммов О. rhinotracheale, выделенных в 5 штатах США, все штаммы проявили чувствительность к тилозину, хлорамфениколу, ампициллину, пенициллину, эритромицину. 54 штамма из 68 погибали под воздействием тетрациклина, неомицина и сарафлоксацина; меньшинство проявляли резистентность к эстрептомицину, сульфатриметоприму и гентамицину [9, 23].

Серотипизация. REmpel et al. при изучении 443 штаммов О. rhinotracheale с помощью преципитации в агаровом геле и твердофазного иммуноферментного анализа (ТИФА) с использованием моноклональных антисывороток выявили 7 сероваров: А, В, С, D, E, F nG [12, 13]. Эти данные подтвердили H.Hafez et al. при использовании указанных методов, осуществлявших экстракцию антигенов и липополисахаридов 2%-ным додецилсульфатом натрия [16, 17]. P.Empel et al. рекомендуют использовать для серотипизации реакцию преципитации в агаровом геле, а ТИФА применять для диагностики заболевания, вызываемого О. rhinotracheale у птиц [10]. Также они отмечают, что существует вероятность перекрестных реакций между штаммами сероваров А, В, D и Е. Однако они указывают на наличие пере-крестных реакций лишь между штаммами серовара В при использовании антисывороток против сероваров А и Е, в то время как антиген и антисыворотка серовара С не давали подобной реакции ни с одним из сероваров. P.Empel et al. установили связь между сероварами и географическим происхождением штаммов, преобладающим является серовар А, затем следуют В, С и Е [10]. Отмечено, что в США серовар А встречается чаще, а В, С и Е - значительно реже [3, 4].

Патогенность. У разных исследователей нет единого мнения относительно патогенности О. rhinotracheale. Некоторые из них не смогли воспроизвести клиническую картину заболевания, наблюдаемую в сельских местностях и в естественных условиях, в то время как другие сообщали о различной степени патогенности у разных штаммов, что указывало на факторную природу инфекции. По данным A.Traversetal., самые тяжелые случаи заболевания наблюдали при ассоциации с другими возбудителями: Escherichia coli, В. avium, аденовирусом группы I, вирусами ньюкаслской болезни, инфекционного бронхита, инфекционной анемии и инфекционного бурсита кур [29, 30]. M.Ryll et al. при изучении степени патогенности и клинической картины болезни у 10-дневных индюшат отметили, что на патогенность может влиять и различная вирулентность разных штаммов [25]. A.Travers et al. отметили, что О. rhinotracheale выделяли из глазниц, легких, воздушных мешков, мозговой ткани, однако этот процесс затруднителен [ 30]. Многие авторы интерпретируют этот факт как признак высокой инвазионности и патогенности микроорганизма. A.Travers et al. (1996) информируют также о выделении штаммов О. rhinotracheale из печени [30]. A.Back et al. изолировали штаммы О. rhinotracheale из трахеи, легких, воздушных мешков, печени, селезенки, яичников, яйцеводов [3].

Основываясь на том, что клетками-мишенями для О. rhinotracheale являются клетки слизистых оболочек хозяина (как первый этап развития заболевания), V.Soriano et al. продемонстрировали способность О. rhinotracheale in vitro поражать эпителиальные клетки трахеи курицы [27]. Предварительно им удалось воспроизвести клиническую картину ринита (истечения из носовых ходов, чихание и трахеальные хрипы). При патологоанатомическом изучении выявляли в основном аэросаккулит и наличие беловатого пенистого экссудата на висцеральной поверхности.

Эпизоотология и патогенез. При изучении восприимчивости в естественных и экспериментальных условиях изначально О. rhinotracheale выделяли от цыплят и индюшат. В публикациях упоминаются также куропатки, голуби, фазаны, утки, гуси, венценосные цесарки, чайки, страусы, перепела, грачи. В эксперименте удалось воспроизвести заражение индюшат и цыплят; клиническая картина у птицы 4-недельного возраста соответствовала таковой, наблюдаемой в естественных условиях. Птица мясных пород и несушки заболевали в возрасте от 23 до 42 нед, у цыплят-бройлеров факт заражения фиксировали в 4 - 6 недельном возрасте [8, 28, 31].

Трансмиссия, переносчики, факторы передачи. После вспышки заболевания на близлежащих фермах М. De Rosa et al. (1996) предположили, что существует аэрогенный способ передачи возбудителя. Холодный климат и преобладание тумана в этой местности также подтверждали мнение о передаче О. rhinotracheale аэральным путем (входные ворота инфекции). Дикие птицы рассматривались как векторы передачи инфекции. A.Back et al. выделили изоляты О. rhinotracheale из яичников и яйцеводов, что указывает на возможность трансовариальной передачи возбудителя и объясняет быстрое и повсеместное распространение О. rhinotracheale в мире [3,4].

Клиническая картина. В лабораторных условиях при заражении О. rhinotracheale первые клинические признаки болезни появлялись через 48 - 72 ч. Как у индеек, так и у цыплят-бройлеров наблюдали в основном симптоматику поражения дыхательных путей, что включало воспаление слизистой оболочки носа (ринит), кашель с кровянистой мокротой, воспаление подглазничных пространств, отек бородки, конъюнктивит, слезотечение, одышку, апатию, взъерошенное оперение, отказ от корма и воды. При выделении О. rhinotracheale из коленного и заплюсневого суставов отмечали также хромоту, вплоть до полного отказа от движения. Птица была вялой, апатичной, наблюдали также повышенную смертность, задержку и снижение яйценоскости как у несушек, так и у птицы мясных пород (у последних до 10%) [25, 28].

Макро- и микроскопические изменения. A.Travers et al. выявляли основные повреждения в глазницах, трахее, воздушных мешках, легких, коленных и заплюсневых суставах. В грудных и брюшных воздушных мешках скапливался желтоватый пенистый экссудат, плевра была гиперемирована и покрыта фибринозным экссудатом, обнаруживали творожистые наложения в трахее. У некоторых особей наблюдали гепато- и сплено-мегалию [ 30].

У индеек при гистологическом исследовании выявляли наличие пневмонии, бронхопневмонии или плевропневмонии, скопление фибринозного экссудата между легочными капиллярами, в предсердии и просветах парабронхов, в плевре - возникновение фибринозной гетерофильной инфильтрации. Легкие отечны, в печени острый коагуляционный некроз, сопровождающийся тромбозом кровеносных сосудов. У цыплят помимо указанных признаков наблюдали гнойный трахеит, гиперплазию эпителия легких, гиперемию и утрату эпителиальных ресничек, артрит, гнойные перикардит и перитонит, негнойный лептоменингит [21].

В случае выделения О. rhinotracheale из мозговой ткани при развитии инфекции наблюдали отек подкожной клетчатки в области головы, остеит и остеомиелит, особенно костей, формирующих слуховой канал. При энцефалите также не выявляли признаков респираторных расстройств [3, 19,30].

Иммунитет. В одном из исследований P.Empel et al. иммунизировали цыплят-бройлеров инактивированной вакциной против О.rhinotracheale [1]. Вакцинация давала положительный результат на экспериментально зараженных цыплятах. Однако следует учитывать негативное влияние на результаты наличия материнских антител в крови. При приготовлении вакцины требовался сильный адъювант, такой, как минеральное масло, для защиты иммуногена в присутствии материнских антител, которые сохранялись в организме до 4-недельного возраста. Применение живой вакцины на цыплятах-бройлерах оказалось эффективным в случае, когда уровень материнских антител был достаточно низок. Комбинированная иммунизация инактивированной вакциной кур-несушек и живой вакциной потомства в 3-недельном возрасте представляется лучшим способом защиты бройлерных цыплят от инфекционного заболевания, вызываемого О. rhinotracheale.

Те же особенности наблюдали и при вакцинации индеек. Вероятно, материнские антитела сохранялись в яичном желтке и у потомства до 30 сут после вакцинации взрослой птицы.

Биохимические особенности О. rhinotracheale и других грамотрицательных бактерий, патогенных для птицы

 

Диагностика. Выделение и идентификация патогена. Диагностика инфекции О. rhinotracheale производится, исходя из вышеизложенных данных (грамотрицательная бактерия, вызывающая респираторное заболевание, сходная по свойствам с описанными возбудителями) (см.таблицу.).

REmpel et al. предложили использовать для диагностики ТИФА, однако не стоит забывать, что в ходе реакции не все серовары О. rhinotracheale дают сходные результаты [13]. A.Back et al. применяли реакцию агглютинации на стекле для обнаружения антител против О. rhinotracheale у кур и индеек, зараженных возбудителем [4]. S.Fitzgerald et al. обнаружили гемагглютинирующую способность О. rhinotracheale в РГА с использованием эритроцитов, фиксированных глутаровым альдегидом [14]. V.Soriano et al. также отметили гемагглютинирующую способность бактерий О. rhinotracheale с использованием свежих или фиксированных эритроцитов и сделали заключение, что указанную особенность можно использовать для идентификации и характеристики штаммов О. rhinotracheale. Отмечают, что часто не учитывается роль антител-ингибиторов гемагглютинации как в диагностических серологических реакциях, так и в мониторинге иммунизированной птицы.

Дифференциальная диагностика. R.Bragg et al. в Южной Африке выяснили, что штаммы Н. paragallinarum, H. paragallinarum, независимые от НАД, P. avium, P. volantium и Pasteurella типа А вызывают у хозяина клиническое проявление ринита со сходными поражениями [5]. В этой работе интересно то, что Pasteurella, ранее признававшаяся непатогенной для цыплят, впервые была описана как один из возбудителей, вызывающих заболевание с симптоматикой ринита. Таким образом, при проведении дифференциальной диагностики инфекции О. rhinotracheale необходимо учитывать заболевания, провоцируемые указанными микроорганизмами.

Лечение. На одной из ферм, где диагностировали заболевание, вызванное О. rhinotracheale, для лечения применяли следующие препараты: окситетрациклин с питьевой водой, хлортетрациклин с кормом и эспектиномицин, септифор и пенициллин - парентерально. В результате падеж птицы за 5 - 7 сут значительно снизился. В то же время на соседней ферме, где использовали септифор парентерально и эритромицин с питьевой водой, не получили значимых результатов.

H.Hafez сообщил о применении хлорамфеникола (500 мг) и амоксицилина (250 мг) в течение 3

-   7 сут, в результате чего смертность цыплят снизилась [15].

J.Leorat et al. использовали комбинацию колистина и эспектиномицина при лечении индюшат 3

-   6-недельного возраста. Заболевание, вызванное О. rhinotracheale, проявлялось кашлем, чиханием,   истечениями   из   носа.   При   вскрытии обнаруживали патологоанатомические изменения, характерные для пневмонии: на поверхности грудных воздушных мешков были творожистые наложения. Доза эспектиномицина составляла 20 мг/кг массы тела, колистина - 80 - 100 тыс ИЕ/кг.

Введение препаратов с интервалом в 24 ч сопровождалось снижением смертности уже после первой инъекции и выздоровлением больной птицы в течение последующих 4 сут [21].

ЛИТЕРАТУРА

1. Amonsin A. et al. // J. Clin. Microbiol., 1997. 35.

2. Back A. etal.//Proc. 46-th West. Poultry Dis. Conf., 1997.

3. Back A. et al. //Vet. Rec, 1998, 143.

4. Back A. et al. //J. Vet. Diagn. Invest. 1998. 10.

5. Bragg R. et al. //Avian Pathol. 1997. 26.

6. CharltonB. etal.//J. Vet. Diagn. Invest. 1993. 5.

7. Chin R. et al. Ornithobacteriosis. In: A lab. man. isol. identify, av. path., 1998.

8. De Rosa M. et al. //Avian Dis., 1996. 40.

9. Devriese L et al. //Vet. Rec, 1995. 137.

10. Empel P. etal.//J. Clin. Microbiol. 1997.35.

11. Empel P. etal.// Avian Dis., 1998. 42.

12. Empel P. etal. Ornithobacterium rhinotracheale (doct. thes.). -Utrecht. The Netherlands. 1998.

13. Empel R et al.// Avian Pathol., 1999. 28.

14. Fitzgerald S. et al. //Onderst. J. Vet. Res., 1998. 65.

15. Hafez H. et al. //Proc. 43-th West. Poultry Dis. Conf., 1994.

16. Hafez H. et al. Proc. 46-th West. Poultry Dis. Conf., 1997.

17. Hafez H.et al. //Avian Dis., 1999.43.

18. Hinz K. et al.//Vet. Rec, 1994. 135.

19. Hinz K. et al. //Avian Pathol., 1998. 27.

20. Joubert P. et al. //Avian Dis. 1999.43.

21. LeoratJ. etal.//Rev. Med. Vet. 1996. 147.

22. Leroy-Setrin S. et al. //Lett. Appl. Microbiol. 1998. 26.

23. Nagaraja K. et al. //Proc 47-th West. Poultry Dis. Conf. 1998.

24. Post K. et al. //J. Vet. Diagn. Invest. 1999. 11.

25. Ryll M. etal.//Vet. Rec. 1996. 139.

26. Segers P. et al. //Int. J. Syst. Bacteriol. 1993. 43.

27. Soriano V. et al. //Proc. 49-th West. Poultry Dis. Conf. 2000. 50.

28. Sprenger S. et al. //Avian Dis. 1998. 42.

29. Travers A. et al. //Avian Dis. 1996. 40.

30. Travers A. et al.// Vet. Rec. 1996. 63.

31. Vandamme р et al. //Int. J. Syst. Bacteriol. 1994. 44.

 

Журнал "Ветеринария" №12 2007